17 декабря 2019 года. VIVAT SILENTIUM (Малахитовый зал, 18:30)

Такое манящее счастье творить...

Редко удается проследить, прочувствовать рост литературного мастерства, самоотверженное и серьезное погружение в литературный процесс, которое становится всё глубже, всё ярче окрашивается пламенем вдохновения. Но в отношении прозы Галины Гашуниной мне это удалось наблюдать на протяжении последних двух-трех лет. И сколь отрадно и радостно это наблюдение за рождением мастера, литературное творчество которого волнует неравнодушные умы и сердца читателей и надолго остается в душе! Автору есть, что сказать в литературе, и автор знает, как это сказать. Вот в этом-то и заключается тот прочный фундамент для стартовой площадки на пути Галины Гашуниной в литературу. И с каждым шагом по этому пути автор становится всё более уверенной и свободной, ведь сформулированная и высказанная мысль, разобранная «по деталям» ситуация, с помощью слов и мыслей вновь пережитое чувство — всё это бесценный человеческий опыт, который можно вынести, пронести и донести с помощью литературного труда.

Очень многое в творчестве Галины Гашуниной находит отклик в моей душе, знаки эпохи близки и понятны (мы одного поколения). А то, что приход в серьёзную литературу не случился в юном возрасте, так это совсем не страшно, зато как трепетно Галина выражает благодарность родным и близким людям, поддержавшим и поддерживающим её на литературном пути. А реальные впечатления и переживания дают творчеству такую объёмность и выразительность, которую можно достичь лишь человеку зрелому. Галине удалось сделать плавный шаг от журналистики (заметки о художественных выставках, о творчестве художников) к литературе, где образ лирической героини или героя вырастает из всего жизненного опыта автора, где очень разумный баланс придуманного и реального, сплавление которых и создает литературное произведение.

Начинается книга с описания детских впечатлений соприкосновения с такой литературой, которая значима для каждого русского человека, с творчеством А.С.Пушкина. И в рассказе «Девочка и Пушкин» мы находим ещё одно подтверждение того, что «Пушкин ─ наше всё!». Впечатление от рассказа остается светлое, доброе. Как близко и понятно состояние девочки, полюбившей впервые открывшиеся ей сказки великого поэта. «Читая, она все больше и больше погружалась в восхитительный волшебный мир. Привычная домашняя обстановка исчезла, появилось волнующее, завлекающее, сладостное видение, оно возникло как что-то реально-ощутимое, объемное, созданное чарующим слиянием звуков и ритмов пушкинской строфы».

В творчестве Г. Гашуниной часто чувствуется связь реальных жизненных событий с мудростью классической литературы. «Доброта для души то же, что здоровье для тела: она незаметна, когда владеешь ею, и она дает успех во всяком деле». Это философское высказывание Льва Толстого напрямую относится к героине моего рассказа" ─ вот какие точные обобщения даны автором в рассказе «Зеркало души».

Лирическая интонация рассказа «Дачники» потрясла меня до глубины души ещё и потому, что этот рассказ был мною впервые не прочитан, а услышан в исполнении автора и запомнился легко и сразу, до мелочей, я даже потом легко смогла пересказать его. Вот что значит проработанный сюжет и легкий язык, произведение получилось похожим на затейливое, искусное кружево, равнодушных к которому нет. Но, несмотря на внешнюю лёгкость повествования, задача автора непроста, ведь предпринята попытка рассказать о том, что же такое любовь. И весь рассказ можно воспринимать как один из вариантов ответа. У читателя не остается сомнения, что любящие люди смотрят друг на друга особо добрым взглядом и способны прощать промахи. Вот ведь они какие, простые и важные характеристики любви. «Венский вальс» и «Символ верности» тоже о любви, но читаются с подступающими слезами, поскольку есть напоминание о смерти, переводящей любовь в другое состояние, где нет легкости, но есть незыблемость памяти.

Чувствуется, что тема человечности не менее важна для автора, ведь именно об этом и «Справедливая Фемида», и «Лепта в сокровищницу души». Оставаться человеком в любой ситуации ─ вот главный жизненный стержень героев этих рассказов, и главные герои положительны, и рассказы получились жизнеутверждающими. Всегда ли так в жизни бывает? К сожалению, не всегда, но должно, чтобы всегда торжествовали добрые дела, и к этому хочется стремиться. Герой и стремится, и делает свой выбор, и «на сердце у него потеплело. Абсолютно новое чувство сопричастности к посторонней беде открылось ему. И пусть сумма, которую перечислил он фонду милосердия, была каплей в море его денежных средств, она стоила большего. Услышав безнадежный крик и отозвавшись на него, он стал духовно богаче. Изменившееся мировоззрение заставило его отныне иначе относиться к вещам, событиям и людям. Оказание реальной помощи больным детям стало его насущной потребностью». И прочитанному безусловно веришь, и все симпатии читателя на стороне автора и его героев. Это — литература доброты.

Почерк зрелого мастера ярче всего чувствуется в последних трех произведениях сборника. Как проникновенно написала Г. Гашунина о легендарном победителе конкурса пианистов 1958г., о Ване Клиберне: «...искусство поистине не знает границ. Оно является той чудодейственной силой, которая стирает время и расстояния. Вот он, так близко от меня, кумир молодежи пятидесятых годов, чье творчество, освещенное девизом «наша миссия ─ не дать умереть классике», помогло миллионам людей открыть мир классической музыки. А сейчас это старый музыкант, проживший большую, напряженную и не очень счастливую жизнь. В какой-то миг глаза Клиберна увлажнились. И я остро прочувствовала его состояние. Он словно на мгновение вернулся в тот прежний мир, мир триумфа и победы, когда ему его будущее казалось многообещающим и безмятежным. Но сложилось иначе. Музыкант довольно быстро исчерпал свои возможности, и карьера выдающегося пианиста ─ исполнителя закончилась. А когда-то сам Рихтер говорил о том, что в игре Вана Клиберна присутствует «что-то сверхъестественное». Последние годы, проведенные пианистом в одиночестве и практически в полном уединении, сказались на его физическом и эмоциональном состоянии. И сейчас эта теплая встреча в Москве с друзьями, со столичной публикой, которая все еще помнила и любила его. Он всю свою жизнь собирал и свято хранил каждую, упоминающую его имя, вырезку из советской прессы, каждый сувенир, связанный с Советским Союзом. Клиберн говорил: «Я до конца своих дней буду любить Россию. Вот мои верные старые друзья ─ русские зрители... Сколько прожито с вами. Сколько перечувствовано. Ваша любовь меня поддерживала тогда, в 1958-м, помогает и сейчас. Феноменальные люди. Феноменальная страна».

Написанный Галиной Гашуниной рассказ о трагической и героической судьбе своего деда Ивана назван так, что предчувствие ужасных событий возникает уже после прочтения заглавия, «Когда надежда умирает первой». Из скудных сведений о военной судьбе деда, из семейных историй о довоенной жизни Г. Гашунина создала такое целостное и такое эмоционально сильное повествование, что его невозможно читать без слёз. Пусть через много лет, но внучке удалось сказать такие нужные и для деда, и для потомков слова: «Мы с моей дочерью, правнучкой Ивана, обнявшись, стояли у обелиска, воздвигнутого в 1948 году в память узникам концлагеря. Плача, я шептала: «Дедушка, дорогой! Твоя мученическая смерть сродни бессловесному героизму. Несмотря ни на что, ты до последней минуты оставался человеком и одержал победу над жаждой фашистов поставить наш народ на колени. Спасибо тебе за высоту духа, за преданность своей стране, спасибо за единственную и бесценную для меня жизнь, которую ты оставил после себя в лице моей неповторимой мамы». Да будет благословенна память о жертвах Великой Отечественной войны, и как важно, что в каждой семье эта память живёт, нашим детям передаются незыблемые основы человечности и любви, позволяющие четко разграничивать добро и зло, чувствовать фальсификацию и посягательство на разрушение священных понятий.

В своем творчестве Г. Гашунина обращается и к событиям двухвековой давности, относящимся к «золотому веку» в истории русской литературы. Эссе «Незримой нитью переплетенье судеб» написано в год 200-летия М.Ю.Лермонтова, но оно о человеке, не имеющем прямого отношения к литературе. Все внимание автора привлек врач Иустин Ефимович Дядьковский, «Он лечил многих известных людей того времени. Среди его пациентов были Гоголь, Погодин, Грибоедов, Чаадаев, Белинский, актеры Мочалов, Щепкин, композиторы Алябьев, Варламов. Исключительно силой таланта в годы жесточайшей цензуры пробился он к вершинам науки, когда все новое и незаурядное, особенно если исходило оно от отечественных ученых, беспощадно душилось. Дядьковский в силу многочисленных дарований, данных ему от природы, был человеком энциклопедических знаний. Владел шестью иностранными языками, заведовал кафедрой в Московском университете. Его обожали студенты, боготворили пациенты. Чего только стоил один выход на публику уважаемого профессора. Обладая отменным здоровьем и исключительной харизмой, в расстегнутом на морозе пальто, постукивая тростью, важно вышагивал он по улицам Москвы, притягивая восхищенные взгляды прохожих».

Судьбе было угодно свести вместе на непродолжительный срок поэта Лермонтова и врача Дядьковского. История, конечно же, не приемлет сослагательного наклонения, но литератор может предположить иной сюжет развития событий, нежели реально имевший место. «Когда ничего не ведавшему Иустину Ефимовичу сообщили о смерти Лермонтова, он, успев горячо привязаться к поэту, очень тяжело перенес эту весть. Будучи и сам неизлечимо болен, доктор пережил поэта только на шесть дней. Если бы только Дядьковский знал о предстоящей дуэли Лермонтова, о причинах тоски его смертной, думаю, нашел бы он, человек неравнодушный, опытный врач-клиницист, нашел бы он нужные слова для смены психологического состояния поэта и осознания им ценности своей жизни и значимости своего творчества не столько для своих современников, сколько для будущих поколений образованной и читающей публики. Исход поединка с Мартыновым мог бы быть другим». Чувствуется, что при работе над этим произведением Галина Гашунина прочитала и осмыслила много сведений из мемуарной и научной литературы, и это позволило ей составить свою версию возможного развития событий в жизни талантливого поэта. Галина Гашунина ─ писатель смелый, одновременно лиричный, ироничный и серьезный, но уж точно не скучный, не статичный, а пишущий так, что ощущается живая нить её творчества, непреклонное развитие и совершенствование. С книгой такого автора хочется остаться наедине, читать и сопереживать, и думать, думать...


Елена Ткачевская,
к. х. н., доцент,
участник ЛИТО ЦДУ РАН,
член Союза писателей XXI века

Яндекс.Метрика