17 декабря 2019 года. VIVAT SILENTIUM (Малахитовый зал, 18:30)

ВИГЕН АРАМОВИЧ ОГАНЯН
(1931-2016)





Шестого февраля 2016 года в 16 часов ущел из жизни наш друг, писатель и поэт, Виген Оганян, человек высокого благородства, тонкий и восторженный. Он воспринимал жизнь радостно, н ум его был избирательным, аналитическим. Виген обладал большим зарядом юмора и дружеского участия.

Когда в декабре 2015-го он уехал в Армению, стало грустно, но не покидала светлая мысль, что он есть.

Виген Оганян о себе, 2015

Из скромности, не позволяющей мне писать автобиографию, представляю Адрес, составленный друзьями в честь моего восьмидесятилетия.

Начало было так далеко

Пить, курить и говорить я начал одновременно
(из репертуара Аркадия Райкина).

Свое первое стихотворение Виген написал на листе капусты, лежа между кочанами в ожидании аиста. Птица задерживалась, а в заросшем сорняками огороде было неуютно. И он, увидев «из какого сора растут стихи», переполз в розарий. Вспоминая об этом Виген говорил: «Когда б вы знали, «как хороши, как свежи были розы», откуда происходят мои прозы!». Кто-то сказал, что его тексты напоминают тургеневские «Стихотворения в прозе», И он с удовольствием повторял эти слова, когда хотел похвалить Ивана Сергеевича.

Стихи он не писал еще и потому, что для этого нужно, чтобы автору отказывали женщины (как, например, в хрестоматийном случае с Пастернаком). Ну а этого с Вигеном не происходило (вы посмотрите на его фотографию!). Да и вообще в его творчестве нет предпочтения какому-то одному предмету, жанру, теме… Но что бы он ни делал, старался делать это лучше всех. Ему, как и Наполеону, казалось, что второе место ничем не отличается от последнего: ведь из множества женихов-соперников мужем становится только победитель!

Этот принцип привел его к золотой медали в лучшей ереванской школе, оттуда в один из престижных московских ВУЗов, в лучшую Военную инженерную академию и лучший испытательный полигон. Там он участвовал в создании лучшей в мире зенитной ракеты, прославившейся в небе над Уралом (тем, что сбил американский самолет-разведчик), в боях во Вьетнаме, на Ближнем Востоке,…

Но если ракета достала американца, то сам Виген «достал» членов своей семьи, читая им свою прозу (на службе ему не разрешали излагать научные труды в художественной форме). Тогда семья посоветовала ему поступить в литературное объединение, и он, не изменяя своему принципу, поступил в лучшее из них – в Центральном Доме ученых. Вот как это было!

Потом было увольнение из Армии, и «нерастраченная сила, неразгаданная грусть» выплеснулись за пределы Министерства обороны. Что тут началось!

В центральных средствах массовой информации стали выходить статьи, в которых глубина и художественная отточенность мысли свидетельствовали о том, что под псевдонимом ОГАНЯН скрывается группа ученых. Ибо не мог один автор достичь высоких результатов в столь разных направлениях естественных и гуманитарных наук!

Тут и рекомендации по совершенствованию политической системы государства, и изобретения в области вооружения; выявление корней национализма и войны, гипотезы о происхождение красоты и преступности, искусств и проституции, Луны и Антарктиды; выявление условий рождения здорового потомства и причин разводов, генезис благородства и леворукости; причины возвышения Европы, неприятия диссонанса в музыке и многое другое, вплоть до поисков смысла жизни!

Но оказалось, что Оганян – настоящая фамилия Вигена Арамовича, остававшегося в неизвестности из-за секретности его прежней работы в Армии. Поражает поистине леонардовский диапазон тематики его работ, на фоне которых приятно удивляет светлая лирика и легкий юмор в его литературных миниатюрах.

Тем, кто не найдет в них юмора, сообщаю, что я сам (Оганян) составил эту справку обо мне, и что она была бы и в самом деле смешной, если бы не была правдой.

УЧАСТНИКИ ЛИТО ЦДУ РАН ПАМЯТИ ВИГЕНА ОГАНЯНА


Людмила Саницкая

Наш Виген

13 февраля в Зелёной гостиной Дома учёных собрались участники «ЛИТО на Пречистенке», чтобы вспомнить о Вигене Оганяне, ушедшем от нас неделю назад, 6–го.

Пустует его стул, стоящий близко, у самого стола. Чтобы лучше слышать. Его голос, с лёгким акцентом, всегда звучал высоко, звонко и – возвышенно. Это был не дежурный пафос, не желание привлечь внимание, а всегда убеждённая и точная мысль. Седой, похудевший, стареющий, он всё равно оставался «юношей бледным со взором горящим», полным идей и планов. Писатель и учёный, он всегда был погружён в очередную проблему, изучал её с педантизмом трудоголика и видением художника – и рождалась очередная статья, оригинальная и неожиданная, или эссе о войне, любви, красоте …

Много писал, много печатался – и в то же время затихал и робел, когда слушал стихи. Он считал, что поэзия – самая таинственная и непостижимая сфера творчества. Поэтому никогда не высказывал критических замечаний, это казалось ему почти кощунством. Особенно, если речь шла о женщинах. Одно то, что женщина пишет стихи, в его глазах поднимало её на пьедестал, и можно было только внимать и восторгаться. Он не считал себя знатоком в поэзии, стихов не писал, но в других это свойство воспринимал как благословение свыше…

Русский офицер, подтянутый, стройный, в форме полковника, он всегда был истинным рыцарем, преданным в дружбе, боготворящим женщин, любящим своё отечество. И патриотизм его был не поверхностным, а глубинным, истинным. «Литературная газета» в феврале 2014 года напечатала его эссе, где он писал: «…Из пяти тысяч народов земли всего две сотни смогли построить собственные государства, и лишь несколько великих воздвигли империи. Среди них русский народ, пренебрегающий благополучием ради славы… Нет, не случайно из множества рассказов отца у меня, армянина, сложился образ русского офицера, водившего в атаку своих солдат в полный рост с шашкой в поднятой руке, не сгибаясь. Вижу отца на коне, чуть не сорвавшемся в пропасть… Слышу вой подлетающей мины, нас накрывает поднятой в воздух землёй… «Отец, – кричу, – встань! Иначе не родится сын мой, названный именем твоим!»… Стреляю из пулемёта по туркам, атакующим поезд с беженцами и слышу, как из вагона несётся армянская колыбельная: «Проснись, сынок, оборони меня!»… Судьба сохранила отца, чтобы через сто лет родилась моя внучка, которая когда-нибудь с любовью и надеждой споёт над колыбелью: «Расти, сынок, оборони страну!»…

Разносторонность его интересов была поистине леонардовской – от военной науки и космологии до проблем леворукости у гомо сапиенса. Это не мешало ему быть блестящим собеседником и великолепным кавалером на танцах… Юмор, фантазия, любовь к жизни во всех её проявлениях. Это был человек–праздник, солнечный, согревающий всех огнём своего вечно юного сердца.

И рядом с печалью и болью от потери в душе остаётся чувство благодарности, о котором говорил в далёком девятнадцатом веке классик русской поэзии Василий Жуковский:

О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет,

Но с благодарностию: были.

15 февраля 2016 г.

Вадим Гиршгорн. Памяти Вигена Оганяна

ДЫХАНИЕ ЖИЗНИ

К земной кончине глубокоуважаемого Вигена Арамовича Оганяна Конечно, нет сомнения в том, что после смерти наша жизнь продолжается. О том что ждет нравственных сынов Земли хорошо сказано в последней главе писания от Иоанна, перечитайте.

О будущих жизнях мы начинаем догадываться, зная прошлые. Кто-то из философов античного мира помнил свои прошлые жизни, в последней он был рыбаком. Мой товарищ по группе обучения в медицинском колледже, по первому образованию авиационный инженер Леша Крашенинников вспомнил свою прошлую жизнь, учась в тибетском монастыре в Лхасе. Там он долго обнимался со старыми монахами, которые помнили его прежнее воплощение.

Недавно одна москвичка на чистом португальском осадила португальского туриста, которому не понравилось московское метро. Язык она никогда не учила, но всегда знала.

Догадываетесь откуда?

Несколько лет назад я смотрел телевизионную передачу. Из южно-русской глубинки мать привезла своего двадцатилетнего сына, которому все не нравилось в этой жизни, и он жаловался, что хочет в Бразилию, где жил в 19-м веке и был молодой женщиной. В подтверждение бразильского происхождения он спел вместе с бразильскими студентами народную песню, а приглашенный ученый подтвердил, что молодой человек говорит на одном из диалектов испанского, характерного для Бразилии 19-го века.

Этот юноша говорил, что и тогда он / она испытывала трудности общения и ходила плакать в лес. Посмотрев эту передачу, я подумал: когда же его душенька перестанет кукситься и будет радоваться жизни? К примеру, как это делает наш Виген Арамович. Мы в литературном объединении по большей части находимся в зрелом возрасте и, кроме других тем, у нас есть возможность сказать об опыте своей жизни и что-то посоветовать окружению, молодежи. Глубокоуважаемый Виген Арамович делал это блестяще. При воспоминании о Вигене Арамовиче, наши лица будет озарять добрая улыбка: сколько благих раздумий, юмора и смеха он привносил с собой. Конечно кончина, расставание несет с собой горе, потом скорбь, потом память. Но мы не должны думать только о боли. Почему-то мне представляется, что, придя в новый для него мир, его душа даст новому своему окружению много света и радости.

Господи, дай Царствия ему небесного, устрой его получше! Своей молитвой мы должны помочь ему в новой жизни. Недаром только первые три года приходят на могилу в день кончины, а потом приходят в дни рождения!

Вадим Моисеевич Гиршгорн, 10.02.2016 г.

Татьяна Чернова

Но живо будет Слово

(памяти Вигена Оганяна)

О жизненный поток, ты всё же не «Суета суета «Песнь Песней»!

(В. Оганян «Список провидения»)

Ушёл наш добрый друг,
    но живо будет Слово.
Пребудет в Слове Дух.
    Вне бытия земного –
Не спишут нам долги,
    но гордый оптимизм
Поддерживает мир
    в кружении над бездной,
Не в суете сует
    пусть длится наша жизнь-
Но высоко звучит
    в бессмертной Песни Песней!

Лариса Адлина

Шестое февраля. Вигену Оганяну

Жизнь коротка, но слава
может быть вечной…


Цицерон

В горах и переулках Еревана,

Из песен Родины возник звеня,

Слог пламенный Вигена Оганяна:

«Проснись, сынок, оборони меня!»

Трудился на ракетном полигоне

Для мирной цели – укротить войну,

И в творчестве был к обороне склонен:

«Расти, сынок и защити страну!»

Философ и потомственный военный

Он – неделимой Родине служил,

Путь многогранный, вдохновенный

Строкой высокой прозы завершил.

Входил в литературный Дом учёных

И скромно юмором искрился весь,

На сцене – вихрем слов будил всех сонных

И был,

нет – будет вечно с нами здесь.

06.02.2016


Людмила Колодяжная

Поэт уходит из мира во сне

Поэт уходит из мира во сне,

но не говорите себе – Он умер...

Бессмертие длится лишь в тишине,

а смерть пребывает в житейском шуме.

Поэт уходит, держа в руках

одну лишь подругу – подругу-лиру,

струны ее зазвучат не в такт,

как лебединая песня миру.

Поэт уходит по той же тропе,

что он проложил – по всхолмиям строчек.

Уходит, покорный той же судьбе,

которую он в стихах напророчил.

И Царство его – не от мира сего...

Во сне он вернется в иную обитель.

И пусть нам с Земли не видно его –

оттуда он смотрит на нас, Небожитель,

на Землю, где он столько лет тосковал,

где он – просто умер – а там он проснулся.

Он просто во сне незаметно вернулся

к Тому, кто все строки ему диктовал.


Елена Ткачевская

* * *

В.А.Оганяну

Букет – из одного цветка,

А упаковка – из листка,

Где сказка напечатана когда-то.

И несказанно я богата

На проявленья теплоты

И лета добрые мечты...

Букет – из одного цветка.

И жизнь беспечна и легка.

26.08.2012 г.

Яндекс.Метрика